«Власть просто пытается отнять у меня свободное время»
Житель Вологды Евгений Доможиров сменил бизнес на политику и борется с коррупцией, несмотря на уголовные дела


Спецпроект Команды 29 «Принуждение к лояльности»
Свой первый митинг Евгений Доможиров организовал более 10 лет назад, когда в самый разгар кризиса глава Вологды решил снести 800 торговых павильонов и тем самым оставить без работы несколько тысяч человек. Сейчас его называют «главным оппозиционером Вологодчины» и «публичным флагом сопротивления режиму». За то, что он проводит антикоррупционные расследования и защищает права граждан, сторонники ставят лайки в YouTube, отдают голоса на выборах и приносят новые истории. Противники периодически жгут машины и устраивают нападения, а силовики заводят уголовные дела.

Евгений Доможиров рассказал нам, как пришел в политику, с чем ради этого распрощался и что приобрел.

Как коррупция довела до политики
Евгений Доможиров был предпринимателем. В начале нулевых годов он занимался мелкой розничной торговлей, а в 2007 году перешел на грузоперевозки — возил песок и щебень для строительства дорог.

Тогда же он познакомился с коррупцией, которую поначалу, как и многие российские предприниматели, воспринимал как неизбежную данность. По подсчетам Доможирова, реальный объем «откатов» на строительстве дорог в Вологодской области в 2007–2010 годах мог доходить до 25% от стоимости контракта.

— Когда наступил кризис 2008 года, дорожно-строительная организация задолжала нам денег, — вспоминает Евгений Доможиров. — И ее директор объяснял мне, что с трудом сейчас собирает 10 миллионов рублей для одного очень высокопоставленного чиновника, которому полагалось 5% от суммы контракта в 200 миллионов. Несмотря на то, что бюджет по контракту смог заплатить только половину, чиновник ему якобы заявил: «Ничего не знаю. Ужимайтесь как хотите, но мои 10 отдайте». То есть бизнес должен был ужиматься, а чиновники — не хотели.

Евгений Доможиров 30 апреля 2009 года организовал свой первый митинг, когда в самый разгар кризиса глава Вологды решил снести 800 торговых павильонов и тем самым оставить без работы несколько тысяч человек. На акцию протеста вышли больше 300 предпринимателей и смогли отстоять свои интересы.
— Вот тогда я четко понял, насколько сильно власть боится выхода людей на улицы и что этим можно добиваться результата, — говорит Евгений Доможиров.
В мае 2010 года он основал и возглавил вологодское правозащитное общественное движение «Вместе». В том же году баллотировался на выборы в городскую думу от «Справедливой России» и встретился с мощным противодействием со стороны властей: распространение «чернухи», попытка сорвать раздачу агитационных материалов и снять оплаченные билборды, подкуп избирателей. Свои первые выборы Доможиров проиграл единороссу и директору государственного музея-заповедника Людмиле Коротаевой (22,74% против 56%).

В декабре 2011 года он был избран депутатом Законодательного собрания Вологодской области, а в 2012 году окончательно ушел из бизнеса.

— Я же понимал, что из-за моей жесткой позиции власть не даст работать связанному со мной бизнесу и я просто подставлю партнеров, — говорит он. — И потом, если занимаешься бизнесом, то надо погружаться в него целиком. Усидеть на двух стульях не получится. В результате я выбрал политику, потому что захотел что-то поменять в своей жизни и дать отпор чиновникам, настроенным тупо на воровство.

Ольга Смирнова,
координатор градозащитного движения «Настоящая Вологда»
Евгений Доможиров — безусловно, величина в политике Вологды. Первое, что приходит на ум, — это строки Горького из «Песни о Соколе»: «Безумству храбрых поем мы славу». Все эти качества ему присущи: бесстрашная смелость в отстаивании справедливости; безумная упертость в выбранном пути решения проблем; жажда славы и признания, куда ж без нее. Благодаря его энергии многие острые вопросы стали достоянием гласности, если не решения, то признания существования проблемы.
Цена вопроса
Евгений Доможиров — отец пятерых детей. После ухода в политику качество жизни его семьи значительно ухудшилось. Доможировы все еще могут позволить себе поездку в Великий Устюг, но уже не могут, как раньше, летать на отдых за границу дважды в год.

По словам политика, семья относится к его выбору не с восторгом. Но с терпением и пониманием.

— У нас давно нет второй машины в семье, — говорит Доможиров. — За последние 10 лет четыре машины сожжено, одна обстреляна.

Первую машину сожгли в сентябре 2011 года во время избирательной кампании в законодательное собрание. Вместе с ней сгорел родительский гараж и лодка брата. При этом агитационные газеты, которые лежали в багажнике, не пострадали, и Доможиров все-таки раздал их своим избирателям.

Второй автомобиль был уничтожен 12 июня 2012 года — в День России. Когда Евгений Доможиров вместе с соратниками поехал в Москву на «Марш миллионов», в нескольких километрах от Вологды дорогу перегородили два автомобиля без номеров. Оттуда вышли четверо и открыли стрельбу из травматического оружия. Разбили стекла, прокололи колеса и залили салон несмываемой краской.

Политика приучила Доможирова расставаться с машинами легко и относиться к ним как к простому железу. Когда в мае 2014 года догорал его пятый автомобиль, сожалел он только об одном:
«Я стоял и думал: ну какого хрена не застраховал? Пусть даже не хватало денег на страховку — все равно надо было одалживать и страховать».
Такой же обыденностью стали и покушения. За восемь лет их было много. Два самых громких произошли у детского сада, куда Доможиров водил своих детей.

10 января 2013 года неизвестный напал на политика с деревянной палкой толщиной 4 см и на глазах у ребенка несколько раз ударил его по голове, раскроив кожу. Полиция при этом склонялась к версии, что Доможиров сам причинил себе рану в целях пиара. Нападавшего так и не нашли.

В мае 2016 года проезжавший на велосипеде человек окликнул по имени Доможирова, который выходил из детского сада, и открыл стрельбу из травматического оружия.

Евгений Доможиров не жалеет о том, что променял бизнес на политику. Главное для него — гармония с самим собой, она важнее достатка. Бывших коллег-предпринимателей, которые продолжают молчать, он не осуждает.

— Все хотят жить в какой-то мере комфортно, как они это воспринимают. Боятся потерять работу, доход. Кто-то прячется за слова о том, что за ними стоит большой коллектив. Но на самом деле каждый просто боится за свой кусок хлеба, и я даже могу это понять. Принимать не хочу. Ведь на самом деле все стонут на своих кухнях: и предприниматели, и врачи, и даже чиновники. Но делать ничего не хотят. Хотя, казалось бы, самое простое решение — начать говорить, начать сопротивляться. Уже это способно поменять многое.
Вологодский контекст
Сегодня Евгений Доможиров занимается правозащитной и экологической деятельностью, проводит антикоррупционные расследования. Он давно ушел из «Справедливой России», поразившись «глубине ее падения и величине маразма руководящего состава».

В 2017–2018 годах был координатором вологодского штаба Алексея Навального и оставался председателем регионального отделения Партии прогресса, пока у нее не украли название. Сегодня он продолжает оставаться соратником Алексея Навального и его Фонда борьбы с коррупцией.

Алексей Кощеев,
общественник, главный редактор газеты «Вологодская правда»
Евгений Доможиров приносит Вологде несомненную пользу: бьется против попрания прав граждан, за интересы города. Очень активный и неравнодушный человек. Понятно, что такая деятельность порождает много врагов и завистников. Следом идут клевета и появляются мифы для обывателей. Отличный семьянин, многодетный папа. В целом он для города как публичный флаг сопротивления режиму.
Движению «Вместе», которое основал Евгений Доможиров, в этом году исполнилось 10 лет. Весной 2019 года вологодский Минюст пытался ликвидировать его из-за несовпадения фактического и юридического адресов, однако областной суд отказал в иске.

Своими размышлениями и результатами расследований Доможиров активно делится с публикой. С 2011 года он ведет свой информационно-политический канал в YouTube, сегодня там 25 тыс. подписчиков.

Рассказывает про то, что происходит в области и о чем не расскажут официальные СМИ. Ведет прямые трансляции с митингов и судов. Несколько сюжетов стали причиной для возбуждения уголовных дел. Правда, дела возбуждались не в отношении чиновников, подозреваемых в коррупции, а в отношении самого Доможирова.

Народную поддержку он видит в том, что люди делятся с ним важной информацией, обращаются за помощью («зачастую как в последнюю инстанцию»), приходят на митинги и другие акции.

В 2016 году Доможиров выставил свою кандидатуру на выборах депутатов в Государственную думу: вложив в избирательную кампанию всего 120 тыс. руб., он сумел собрать 12 тыс. голосов.

Героями публикаций Евгения Доможирова также становятся активные жители Вологодской области, которые требуют соблюдения закона и защиты своих прав. Политик предает проблемы огласке, привлекает к этому внимание журналистов и общества.

Одна из последних историй, которая прогремела на всю страну, — протесты против застройки сквера на улице Ярославской: власть хотела построить детский сад, а местные жители — оставить зеленую зону. 27 августа в вологодском отделе полиции №1 скончался один из защитников сквера Сергей Пахолков — полицейские задержали его днем ранее, когда он вместе с другими активистами пытался перекрыть дорогу строительной технике. По словам очевидцев, при задержании сотрудники полиции скинули Пахолкова с бетонных блоков, и он ударился головой о литой диск машины. В отдел полиции несколько раз вызывали скорую, но в госпитализации задержанному отказали.

Еще за три месяца до этих событий Евгений Доможиров опубликовал видеоролик, где сравнил мэра Вологды Сергея Воропанова и губернатора Олега Кувшинникова со скотами и фашистами. В августе политика привлекли к административной ответственности за публичное демонстрирование нацистской символики в видео о застройке сквера. Судья Марина Зайцева в решении указала, что в видео политика используются «предположительно, фуражки военнослужащих фашистской Германии».

Артём Кутловский
Можно ли выкладывать фото времен Второй Мировой войны в своих соцсетях. Объясняет юрист
Команды 29 Артём Кутловский

Читать

Вернуться к тексту
Можно ли выкладывать фото времен Второй Мировой войны в своих соцсетях? В каком случае за это могут привлечь к ответственности?
К сожалению, уже сложилась многолетняя практика, когда любой пользователь интернета в России может столкнуться с преследованием за высказывание своих мыслей. Закон применяется непредсказуемо, чему также способствует большое количество статей, наказывающих административно и уголовно; еще можно заплатить крупную сумму в рамках гражданского дела. За одни и те же действия вас могут уголовно осудить и оправдать, привлечь к административной ответственности и отказать в возбуждении уголовного или административного дела. Многое зависит от вашего статуса, политической конъюнктуры, просто, заметил ли кто-то, пожаловался ли.

Государство защищает российскую историю от «искажений», наказывает за оправдание нацизма или просто какую-то нацистскую символику. Можно попасть под уголовную статью о реабилитации нацизма и путем опубликования фотографии: в подкасте мы, например, рассказывали про бывшего координатора волгоградского штаба политика Алексея Навального Алексея Волкова, на которого было заведено уголовное дело за картинку с волгоградским памятником «Родина-мать» с лицом и рукой, на которые был нанесен зеленый цвет. Его в итоге осудили. Здесь шла речь об осквернении символов воинской славы России. Но также наказывается отрицание фактов и одобрение преступлений, которые установил приговор Нюрнбергского трибунала; распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, а также распространение сведений о днях воинской славы и памятных датах России, выражающее явное неуважение к обществу.

Вместе с тем есть более «популярная» административная статья 20.3 КоАП, которой предполагается, что даже само по себе использование нацистской атрибутики (символики), наказуемо. Исключает наступление ответственности лишь такое использование, при котором формируется негативное отношение к идеологии нацизма и экстремизма. Наличие других, в том числе социально одобряемых целей, может служить лишь смягчающим обстоятельством. Так, в 2020 году вологодский активист Евгений Доможиров был оштрафован за видео, где местные чиновники изображались в нацистских фуражках и рассказывалось о вырубке сквера, который высаживали ветераны Великой отечественной войны. А для автора паблика о левом движении Льва Бурлакова «демонстрация нацистской символики» (в частности, изображение съезда Национал-социалистической немецкой рабочей партии) на марксистских демотиваторах закончилась арестом, хотя автор объяснял, что не поддерживает нацизм и, в его понимании, выражал отрицательное отношение к нацизму. В 2011 году жителя Татарстана оштрафовали за лайк под скриншотом кадра из фильма «Американская история X» про неонацистов (сам фильм не запрещён в РФ). В 2015 году журналистку из Смоленска оштрафовали за демонстрацию нацистской символики: девушка выложила фото своего двора времён войны и проглядела там флаг гитлеровской Германии. В 2017 года блогера из Челябинска Ивана Алексеева оштрафовали за публикацию во «ВКонтакте» кадра из финской кинокомедии «Железное небо» 2012 года с нацистской символикой.

Статья об оскорблении представителя власти появилась относительно недавно. Кто считается представителем власти в России? Есть ли оправдательные приговоры по делам об оскорблении власти?

Здесь снова есть административная и уголовная составляющие. С одной стороны, принятый в 2019 году «закон о неуважении к власти» (ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ). Согласно методическим рекомендациям при работе по указанной выше статье, принятым внутри МВД России, фактически полиция ограничилась отслеживанием оскорблений в адрес государственных символов, президента, Госдумы, Совета Федерации, правительства и судов. При этом государственную власть в регионах осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Однако, например, в конкретном деле губернатор Архангельской области Игорь Орлов к субъектам защиты этой статьи отнесен не был. Также существует административная статья 5.61, которая предусматривает «простой» состав оскорбления безотносительно к статусу оскорбляемых.

Что касается уголовного кодекса, то именно в нем содержится состав оскорбления представителя власти. Это должно произойти публично и быть связано с исполнением им своих должностных обязанностей: если даже оскорбление не происходит во время непосредственного исполнения полномочий, но оно происходит именно из-за работы в должности.

Представитель власти - это довольно сложное и широкое понятие. Это лица, осуществляющие функции органов законодательной, судебной власти и исполнительной власти. Это, главным образом, но не только, сотрудники правоохранительных или контролирующих органов с распорядительными (властными) полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями. Это полицейские, росгвардейцы, сотрудники прокуратуры и ФСБ, судебные приставы и так далее. Также представителями власти признаются и должностные лица законодательных, судебных и исполнительных органов власти - главы администраций, депутаты, судьи. В свою очередь бухгалтер прокуратуры - не представитель власти.

Количество оправдательных приговоров, как и в целом по стране, минимально. Например, если посмотреть на статистику Судебного департамента при Верховном Суде РФ за первые полугодия 2018, 2019 и 2020 годов, то оправданным значится только один человек. При этом отметим, что количество осужденных по данной статье уменьшается год от года: 5106, 4534 и 3678 соответственно (по полугодиям указанных годов).
Позже полиция усмотрела в этом же ролике оскорбление представителя власти и возбудила дело по статье 319 УК РФ. Доможиров проходит подозреваемым, но о своих словах не пожалел ни разу.
— Эти чиновники реально поступали как скоты, — говорит он. — В год 75-летия Победы кричали на каждом углу об увековечивании памяти и поддержке ветеранов — и в этот же самый момент уничтожили сквер, который ветераны сажали на 55-летие Победы.
Это уголовное дело — одно из нескольких, которые возбуждались в отношении Доможирова в последние восемь лет. Его обвиняли в клевете, возбуждении ненависти к полиции и оскорблении представителей государственной власти.

По некоторым из этих дел политик смог отсудить компенсацию. Например, в сентябре 2019 года суд удовлетворил его иск к государству о взыскании морального вреда за незаконное уголовное преследование и постановил выплатить ему 50 тыс. руб. из бюджета.

По мнению Доможирова, уголовные дела возбуждают, потому что власть не хочет идти на диалог.

— Этими разбирательствами она просто пытается отнять у меня свободное время, — считает он.
«Митинг — это сигнал для власти, чтобы она пошла на уступки»
По мнению Евгения Доможирова, в политике всегда должны быть люди с крайней точкой зрения, диаметрально противоположной позиции власти.

— Иногда эта крайняя точка может казаться абсурдом, но она необходима, чтобы достичь компромисса, — считает Доможиров.

Свою главную задачу Доможиров видит в том, чтобы помочь обществу и власти установить диалог друг с другом. Иногда он даже отменял митинги, вопреки мнению своих соратников.

— Митинг нужен, как правило, не для того, чтобы выйти и покричать, — считает Евгений Доможиров. — Митинг — это сигнал для власти, чтобы она пошла на уступки. Если после объявления митинга власть это сделала, значит мы добились своего результата и смысл акции пропадает.

Вместе с тем, по мнению Доможирова, в последние два года власть перестала вообще на что-либо реагировать. Она зарылась в собственных ошибках, окончательно закрылась от людей и больше не способна делать шагов навстречу.

В 2018 году политик считал, что власть откажется от пенсионной реформы, если на улицы российских городов выйдет хотя бы 3% жителей. Но самый большой митинг в Вологде собрал всего лишь 0,4% населения, поэтому Доможиров не смог проверить свою версию.

В июле 2020 года на улицы Хабаровска вышло почти 30% от населения, но результата так и нет.
— После принятия поправок к Конституции Путин получил неформальный императорский статус, и теперь там действует принцип «Мы абсолютная власть, и мы перестали вас слышать», — считает Доможиров.
По его мнению, поддерживать такой принцип помогают сами люди, большинство из которых по-прежнему боятся напоминать о своих правах и выходить на акции протеста. Яркий пример — медсестры вологодских больниц, которые жалуются на зарплату в 12–15 тыс. руб., но так и не осмелятся записать видеоролик об этом.

— Я не знаю, что должно случиться в нашей Вологде, чтобы вышло 30% населения, как в Хабаровске. Наверное, в Москве должен выйти миллион и пятки Путина засверкать вдалеке. Только после этого Вологда выйдет на митинг. Только не против Путина, а праздновать его бегство.