Семь миллионов за зелень
Как живут сейчас гражданские активисты из Санкт-Петербурга, которых наказали рекордным штрафом после акции «Он нам не царь»
Спецпроект Команды 29 «Принуждение к лояльности»
Богдана Литвина и Дениса Михайлова в мае 2018 года признали организаторами массовой протестной акции на малой родине Владимира Путина. Накануне инаугурации главы государства, избравшегося на свой четвертый президентский срок, тысячи жителей Петербурга вышли в центр города с плакатами. Силовики встретили их заграждениями и дубинками, более 200 человек были задержаны.

Двух молодых политиков обязали заплатить более 7 млн руб. за газоны и растительность, которую протестующие якобы помяли. Уже полтора года банковские счета Литвина и Михайлова арестованы, они не могут свободно распоряжаться своим имуществом, поехать за границу и надеются на рассмотрение своей жалобы на российский суд в ЕСПЧ.

«Долой царя»
За день до своего ареста на акции 5 мая 2018 года Богдан Литвин, тогдашний координатор молодежного демократического движения «Весна», весь вечер путал следы. Открытая слежка за ним велась с самого утра. В среде единомышленников ходило поверье: перед митингом лучше переночевать в гостях. Литвин ночевал не дома, к тому же недавно еще и переехал на новую квартиру.

«Я провел удивительный вечер, как в сериале „Шерлок“: он много ходил по городу, образуя матерное слово, чтобы его брат, работающий в спецслужбах, это прочитал, отслеживая его передвижения по карте. Я, конечно, делал не так, но очень много перемещался там, где я жил раньше. Чтобы создать ощущение, что вот я пошел в магазин, купил себе пиво, потом вернулся домой и выключил телефон», — вспоминает гражданский активист.

Конспирация сработала — Богдан впоследствии узнал от соседей, что на его старую квартиру приходили силовики.

Слежка за оппозиционерами перед важными событиями — распространенное явление. Денис Михайлов, возглавлявший на тот момент штаб Навального в Санкт-Петербурге, отмечает, что сталкивался с этим регулярно.

«Ходит за тобой человек — ну и пусть ходит. Он работает, я тоже работаю. Раздражения это не вызывает.
Наоборот, даже смешно немного, что человек учился пять лет на офицера полиции для того, чтобы потом ходить весь день за человеком, который вообще непонятно кем является. Это у него должно быть странное чувство, а мне плевать», — говорит Михайлов.
До самого митинга «Он нам не царь» Литвин шел с выключенным телефоном и вытащенной SIM-картой. Как только Богдан включил телефон, чтобы скоординироваться с другими участниками, начались бесконечные спам-звонки. Приходилось без конца их сбрасывать, иначе до интернета было невозможно добраться. Теперь у участников митинга есть особый объединяющий «праздник» — День спам-звонка: каждое 5 мая наперебой звонят с неизвестных номеров. Уже несколько лет эту «услугу» забывают отключить. «Так мы и вспоминаем: о, годовщина митинга!» — говорит Литвин.

Местом проведения протестного митинга против инаугурации президента России Владимира Путина была выбрана Дворцовая площадь. Организаторы, местный штаб Навального, пытались согласовать акцию с властями, но чиновники отправляли заявителей на окраину города. После безрезультатных попыток переговоров сторонники Навального решили провести несанкционированный митинг у Александровской колонны — «центрее некуда». Однако с утра Дворцовую площадь перекрыли. Официальным объяснением было то, что там срочно понадобилось провести репетицию военного парада ко Дню Победы, причем в 14:00 — одновременно со временем начала готовящегося митинга.

С помощью волонтеров и через Telegram-каналы организаторы направляли участников митинга в Александровский сад. Оттуда митингующие с лозунгами «Путин вор!», «Долой царя!» двинулись по частично перекрытому из-за ремонтных работ Невскому проспекту. Толпа, в которой, по разным оценкам, было от 2 до 5 тыс. человек, растягивалась от Александровского сада до Гостиного двора. В петербургском стиле митингующие останавливались на красный сигнал светофора, чтобы пропустить водителей.
У площади Восстания в людей врезались бойцы ОМОНа, действовавшие дубинками. Начались массовые задержания.
Толпа развернулась назад, демонстранты стали возвращаться к Дворцовой площади, где на тот момент уже сняли заграждения. Через некоторое время здесь тоже начались жесткие задержания.

Лидера «Весны» Богдана Литвина неизвестные толкнули в стеклянный павильон туристического центра. Когда он оправился, его повели в автозак. Одному участнику силовики сломали ребра и отбили печень, у другого было сотрясение мозга. В тот день в центре Санкт-Петербурга задержали 223 человека, людям дали от пяти до 15 суток ареста. Всего на акциях в 27 городах России задержали 1600 участников протестов и случайных прохожих.
Спецприемник
Всех задержанных отправили в единственный в городе спецприемник на Захарьевской. Это старинная бывшая тюрьма со сводчатыми потолками, чугунными решетками и обветшалыми историческими интерьерами. До 1917 года здесь отбывали аресты Владимир Ленин и Феликс Дзержинский, а в советские времена тут содержали политзаключенных. Сейчас здание поделено на две части: одна — спецприемник для арестованных по административным статьям, другая — следственный изолятор ФСБ для подозреваемых в терроризме.

По словам Дениса Михайлова, штаб Навального под его руководством оказывал посильную помощь задержанным. Передавали им в спецприемник еду и воду (порции в учреждении дают небольшие, а жидкость — не больше трех стаканов по 200 мл в день). Приоритет отдавали людям без прописки, у кого нет в городе родственников. Впоследствии юристы штаба помогали задержанным составлять иски, апелляции. Еще штаб собирал деньги на штрафы.

Богдана Литвина в день акции задержали на 10 суток. Дениса Михайлова посадили на 25 суток только спустя месяц, накануне чемпионата мира по футболу. По его подсчетам, всего в 2018 году он провел в спецприемнике 101 день. На всякий случай Михайлов всегда хранил наготове собранную сумку. Дешевый спортивный костюм, пара футболок, резиновые тапочки, зубная паста и щетка. Все это после освобождения выбрасывалось. «Люди там разные сидят, могут быть и с заболеваниями», — говорит Михайлов.
В камере на 6 м² обычно рассаживают по двое. На этом клочке помещается двухъярусная кровать, стол с двумя стульями и санузел. Ходить из стороны в сторону не получится, возможны только статичные позы.
В поисковике «Яндекс» этому пенитенциарному учреждению есть одна оценка в пять звезд. «Персонал дружелюбный, трехразовое питание, библиотека под рукой, горячая и холодная вода в номере — ну просто курорт», — говорится в отзыве. Михайлов без сарказма отмечает, что отношение сотрудников в спецприемнике действительно внимательное, давления не оказывали.

«Они понимали, что если мне дают 30 суток за организацию митинга, а человеку, который ехал пьяным без прав и являлся фактически орудием убийства, дают только пять суток, то что-то здесь не так, — рассказывает активист. — Когда я стал очень часто туда приезжать, мне даже предложили, чтобы у меня появилось радио для связи с миром».
Штраф за кизильник
Административным арестом последствия антипутинской акции на родине президента для активистов не закончились. На Михайлова и Литвина завели дело «о помятом газоне». Прокуратура заявила, что протестующие якобы вытоптали траву, розы, сирень, пионы, кизильник и ответственность за это лежит на организаторах несанкционированной акции.

Причем, по словам Литвина, к организации митинга никакого отношения он не имел. «В первую очередь они хотели наказать Дениса Михайлова, но поскольку он прописан во Владивостоке, а я в Петербурге, то прицепили к делу меня, чтобы дело рассматривалось в Петербурге», — замечает активист. К материалам дела приобщили твит Литвина с заявлением о том, что он лично пойдет на акцию 5 мая. Никаких иных доказательств того, что он организовал акцию, представлено не было.
На фотографиях с митинга 5 мая нет людей, массово топчущих зеленые насаждения, — люди стоят на дорожках. Узнать, действительно ли помяли траву и цветы, уже никогда не будет возможно — на следующий же день начались садовые работы.
Садово-парковое предприятие «Центральное», которое по госконтракту высаживало растения, оценило ущерб в 3,65 млн руб.

Прокуратура ввела свой коэффициент за то, что кизильник рос в особом месте, и затребовала в суде с ответчиков компенсации в 10,9 млн руб. Отягчающим обстоятельством, по мнению прокуроров, стал тот факт, что порча газона случилась накануне Дня Победы, что могло «омрачить атмосферу празднования ветеранам Великой Отечественной войны».

Защита ответила, что сумма превышает закупочную стоимость растений в 19 раз. Адвокат правозащитного проекта «Апология протеста» Александр Передрук, представлявший интересы Богдана Литвина, обращает внимание, что расчет ущерба производился по методу, утвержденному в случае повреждения объектов охраны окружающей среды. «И это нормально, когда происходит, например, разлив нефти или лесной пожар, — потому что довольно трудно оценить реальную стоимость причиненного ущерба и затрат на восстановление. В городе, где растения высажены силами человека и регулярно восстанавливаются, ущерб можно рассчитать очень легко», — указывает Передрук.

Кроме того, замечает адвокат, садово-парковое предприятие должно было восстанавливать растения в рамках госконтракта, на свой предпринимательский риск. Например, после праздника выпускников «Алые паруса» и Дня ВДВ газоны вытаптываются регулярно, и именно на подобные случаи предприятие «Центральное» и выиграло госконтракт.
Несмотря на все это, суд обязал Михайлова и Литвина выплатить городу компенсацию в размере 7,3 млн руб. на двоих.
Не добившись пересмотра своего приговора в Верховном суде, Денис Михайлов пытался организовать сбор денег на оплату штрафа с помощью личных аккаунтов в соцсетях. Но максимум, сколько удалось собрать, — это 60 тыс. руб.

В июле 2020 года Алексей Навальный объявил краудфандинговую кампанию на оплату штрафов себе самому, Любови Соболь, Георгию Албурову и ряду других оппозиционеров за несанкционированные митинги в Москве накануне выборов в Мосгордуму. Михайлов предъявил претензию Навальному, почему используется такой дифференцированный подход. Тогда Леонид Волков ответил, что «нет никакого смысла собирать эти восемь миллионов за газоны», потому что «это много и сложно». Он посоветовал Денису Михайлову пройти через процедуру личного банкротства.

Михайлов комментирует, что банкротство по этой статье невозможно. «Мы видим, что ни сам Алексей Навальный, ни Любовь Соболь и другие, имея штрафы больше моих, ни разу не прибегали к процедуре банкротства. Если б это было возможно, они бы уже давно обанкротились», — считает он.
«Весна»
26-летний Богдан Литвин говорит, он с детства знал о тоталитаризме как о чем-то очень плохом. Покойный дед вспоминал, как его родственник за самовольный выход из колхоза был выслан в Сибирь. После этого его никто не видел. Когда война закончилась, его должны были освободить, но выяснилось, что он был расстрелян еще в 37-м году. Отца бабушки посадили в тюрьму, где он заразился туберкулезом и умер.

Богдан вспоминает, как его возмутила война с Грузией в 2008 году. В 14 лет он решил заниматься демократическим политическим активизмом и долго искал молодежную организацию, где принимают в столь юном возрасте. Сначала Литвин попал в движение «Оборона» и «Молодежное Яблоко», а после конфликта с федеральным штабом партии в 2013 году активисты учредили самостоятельное движение «Весна».

В сообществах «Весны» в социальных сетях сказано, что цель движения — «смена коррумпированного режима и построение новой системы, основанной на принципах равенства и свободы». Там же есть приписка:
«Минус в том, что сотрудники полиции иногда пишут нашим активистам письма с просьбой о встрече».
Впервые Литвина задержали на митинге 5 декабря 2011 года сразу после выборов в Госдуму. Тогда 17-летний юноша был отпущен из отделения полиции после приезда матери, он был оштрафован на 1 тыс. руб. Активисты «Весны» поучаствовали во всех значимых для Санкт-Петербурга акциях: митинг против «закона Димы Яковлева», ежегодный демократический Первомай, выступление в защиту обвиняемых по «Болотному делу», народный сход против ареста Алексея Навального, акция памяти Бориса Немцова.

В январе 2020 года прокуратура внесла представление не зарегистрированному в Минюсте движению «Весна». Прокурор пришел к выводу, что «Весна» несет ответственность за то, что ее представители регулярно привлекаются к административной ответственности за публичные акции, и потребовал от них исправления.

«Довольно сомнительное письмо. И сомнительная форма его доставки: меня забрали и отвезли в отдел, чтобы вручить письмо лично в руки (хотя к тому моменту я уже получил копию по почте)», — рассказывает Литвин.

Активисты приглашали прокурора на свое собрание, чтобы обсудить его послание, но тот воздержался от общения.
«Можно перейти дорогу полицейскому, а завтра тебе подбросят наркотики»
Богдан Литвин и Денис Михайлов подали жалобы на «зеленый» штраф в Европейский суд по правам человека. Заявка только зарегистрирована, ее рассмотрение может занять долгое время. Если ЕСПЧ встанет на сторону гражданских активистов, то обяжет Россию выплатить пострадавшим компенсацию. Возможен пересмотр дела в случае нарушения права потерпевших на справедливый суд.

Пока молодые люди ожидают решения ЕСПЧ, их счета и недвижимость арестованы. Половину зарплаты помощника депутата у Богдана Литвина автоматически списывается в счет уплаты долга. Невозможно выехать за границу (хотя в 2020 году это было неактуально). Нельзя совершать сделки, брать кредит в банке, распоряжаться своим имуществом.
«Если я вдруг куплю машину и пойду зарегистрировать ее в ГИБДД, то, боюсь, там ее у меня и заберут в счет долга», — сетует Михайлов.
Цель штрафа, по его мнению, — сделать так, чтобы молодые оппозиционеры не могли нормально жить и активно выражать свою гражданскую позицию.

В октябре 2019 года Михайлов покинул штаб Навального. Причиной, говорит он, стало не только отсутствие поддержки соратников, но и политические разногласия. Михайлов считает, что у региональных штабов нет четко выработанной стратегии развития, а в программе Навального «5 шагов для России» слишком много популизма.

Сейчас 24-летний Денис Михайлов развивает собственный проект — независимый профсоюз студентов «Преобразование». По его словам, студентам нужно помогать решать проблемы, с которыми они сталкиваются внутри вуза, в юридической плоскости.

«Студенты — малозащищенный слой общества, они предоставлены сами себе, и им некому помочь», — считает Михайлов. В будущем он мечтает поработать над реформой образования, потому что «вузы превратились в лектории, где нет адекватной подготовки будущих специалистов».

На вопрос, не рассматривали ли активисты для себя вариант эмиграции и получения политического убежища, оба твердо заявляют, что нет.

«Я знаю, что „закатать“ сейчас вообще ничего не стоит. Если этого бояться, то нужно уезжать из страны. Смысл тогда заниматься гражданской деятельностью?! Нельзя быть застрахованным ни от чего. Можно перейти дорогу полицейскому, а завтра тебе подбросят наркотики. Нужно просто делать свое дело, а там будь что будет», — рассуждает Михайлов.

Анастасия Бочеренок
Можно ли избавиться от крупного штрафа, пройдя через процедуру банкротства физических лиц? Объясняет юрист Команды 29 Анастасия Бочеренок

Читать

Вернуться к тексту
Можно ли избавиться от крупного штрафа, пройдя через процедуру банкротства физических лиц?
По общему правилу, должник-банкрот освобождается от всех долгов. Но из каждого правила есть исключения. ФЗ «О банкротстве» предусматривает перечень обстоятельств, когда освобождение физлица от его обязательств не допускается, а также перечень требований, которые сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина в непогашенной их части.

Например, это требования о возмещении вреда имуществу, причиненного гражданином умышленно или по грубой неосторожности. То есть не освободят от исполнения обязательств (возмещения ущерба, причиненного имуществу), только если вред был причинен умышленно или по грубой неосторожности.

Есть ли у жалобы Литвина и Михайлова перспективы в Европейском суде по правам человека?

Насколько я понимаю, это первое подобное обращение из РФ. Думаю, что перспективы у жалобы есть, так как фактически под прикрытием иска о порче государственного имущества во время протестов скрывается преследование политических активистов, нарушение права на свободу собраний.