Стояние у Шиеса
Как жители Русского Севера объединились для борьбы с московским мусором

Спецпроект Команды 29 «Принуждение к лояльности»
О местечке под названием Шиес, затерянном среди тайги и окруженном болотами, в Ленском районе Архангельской области жители России узнали в 2018 году. Тогда там начались строительные работы «ЭкоТехнопарка» — гигантского мусорного полигона для твердых бытовых отходов из Москвы и Московской области. Экологи забили тревогу. У Шиеса появились защитники в Архангельской области и Республике Коми. Пикеты против свалки прошли во многих городах России, далеких от места стройки.
Заброшенная станция
Поселение лесозаготовителей в прошлом и просто заброшенная железнодорожная станция последние десятки лет, на которой никто никогда не выходил. Ближайший к Шиесу поселок Урдома находится всего в 30 км от станции. Доехать до Шиеса можно только по железной дороге или зимой на внедорожнике из Урдомы — летом грунтовка полностью разбита.

О том, что на Шиесе начались странные работы (кто-то приехал, вырубил и расчистил лес рядом с железной дорогой), первыми в июле 2018 года узнали охотники из Урдомы. Они годами собирали в этих местах грибы, охотились и ловили рыбу в местных речках.

Стройку полигона для твердых бытовых отходов, или «ЭкоТехнопарка», для хранения мусора из Москвы и Московской области без разрешительных документов начала компания «Технопарк», ее учредитель — АО «Москапремонт», принадлежащее Департаменту городского имущества Москвы. Все последующие документы, которые так или иначе регламентировали процесс строительства мусорного полигона, также подтверждали, что Шиес был запланирован правительством Москвы. Полигон должен был стать самым большим в Европе.
По мнению экологов, свалка на Шиесе смогла бы заразить весь бассейн реки Вычегды, объединяющей два региона, в эпицентр попали бы ближайшие населенные пункты — Мадмас Усть-Вымского района Коми (20 км), Урдома в Архангельской области (30 км) и Сыктывкар (83 км).
Долгое время даже районные власти не имели точной, достоверной и полноценной информации о строительстве. Но когда версия о том, что на Шиес будут свозить мусор из Москвы и Московской области, все-таки подтвердилась, жители, превратившись в экоактивистов, начали собирать подписи против появления свалки, создали петиции на Change.org и РОИ (Российская общественная инициатива), стали встречаться с чиновниками, напечатали листовки и стикеры. Они больше не оставляли попыток предотвратить строительство мусорного полигона.
Строительство полигона, 23 июля 2019 года
«Бумажная работа» — подписи против строительства, обращения и запросы районным и региональным властям и даже попытка изменить генплан муниципалитета — быстро сменилась активными действиями. Региональные власти сначала просто молчали, а потом оправдывали строительство новыми безопасными технологиями и большими денежными инвестициями в Архангельскую область и конкретно в Ленский район. Шиес был признан приоритетным инвестиционным проектом. Но это только подогревало протест и увеличивало недоверие к действующей власти.
Митинги и вахта
Первый митинг в Урдоме местные жители провели уже 26 августа 2018 года. Информация быстро долетела до Архангельска, простые люди по всей области стали объединяться и развивать протестное движение. К ним присоединились и жители Республики Коми.

Неправительственная организация «Комитет спасения Печоры» из Сыктывкара подключилась к работе на Шиесе практически сразу. Активисты и экологи постоянно советовались, намечая общий план действий. Позднее стали появляться различные инициативные группы и организации, в итоге объединившиеся в межрегиональную коалицию «Стоп Шиес». Основным требованием коалиции было прекращение всех работ и полная рекультивация местности.
Митинг в Сыктывкаре против строительства полигона, 7 апреля 2019 года
Сообщества в социальных сетях, где писали о Шиесе, выросли в группы с тысячами подписчиков, которые регулярно следили за актуальной информацией. Вместе они развернули масштабную информационную кампанию. С увеличением числа подписчиков предложений начать более активное сопротивление становилось больше, на это обратила внимание полиция. Последовали беседы с активистами, блокировки аккаунтов и сообществ, первые административные дела за посты в соцсети «ВКонтакте».

Уже в декабре 2018 года протестующие организовали на Шиесе сначала вахту по два-три человека, затем палаточный лагерь, чтобы круглосуточно наблюдать за ходом всех строительных работ и мешать подвозу нового топлива и техники на стройплощадку. На вахте дежурили как жители Урдомы и Мадмаса, так и добровольцы, которые приезжали и приезжают на Шиес из разных уголков страны. Вахта росла и за два года превратилась в коммуну: около десятка постов для наблюдения, домики для ночевки, кухня, баня, туалеты, помещения для хранения провизии.
Лагерь активистов на Шиесе
Участники движения и те, кто поддерживает протесты, предпринимали и другие меры: парализовали работу большегрузов, которые возили песок и топливо на станцию Шиес. Другие не давали прокладывать линию электропередачи к станции Шиес, в течение нескольких дней мешая рабочим.

Случилось как минимум два пожара на строительной площадке, из-за чего пострадала техника, несколько раз машины, ехавшие на Шиес, прокалывали по дороге шины. Из-за столкновений с охранниками объекта на активистов было заведено несколько уголовных и административных дел, некоторые получили штрафы за самоуправство и неповиновение сотрудникам полиции.

Нескольких активистов обвинили в «причинении вреда здоровью средней тяжести группой лиц» одному из механиков на Шиесе. С ним активисты столкнулись в марте 2019 года. Механик Алексей Козлов снес на экскаваторе один из вагончиков с экоактивистами. Противники стройки вытащили его из кабины — он оказался в больнице с побоями.
Дела и суды
По мнению экоактивистов, все административные и уголовные дела на противников стройки полигона — мера запугивания и преследования, потому что всем подследственным суд запрещал пользоваться связью и приближаться к Шиесу.

На одного из противников строительства мусорного полигона у станции Шиес из Сыктывкара Михаила Габова уголовное дело завели по статье «Побои» за распыление перцового баллончика, от которого якобы пострадал сотрудник охранного предприятия.

По версии следствия, 4 июня 2019 года на станции Шиес Михаил Габов распылил перцовый баллончик в лица сотрудников частного охранного предприятия «Гарант безопасности», которые охраняют объекты и технику «Технопарка» на Шиесе. Обвинение основывается на показаниях потерпевшего охранника и свидетелей — его же коллег. Экоактивисты рассказывали, что дело завели после очередного столкновения с охранниками летом 2019 года (тогда экоактивисты пытались помешать строительству забора). Полиция и сотрудники ЧОП применили силу, чтобы помешать экоактивистам. Было задержано семь человек, на них составили протоколы по статье 19.1 КоАП («Самоуправство») и за неподчинение законному требованию сотрудника полиции.
«Мы видим, что власть прощупывает почву, — если эти липовые дела будут доведены до конца, то это будет свидетельством пассивности и безразличия общества», — написали активисты в одном из сообществ защитников.
Осенью 2019 года Усть-Вымский суд Коми оштрафовал сразу четырех защитников Шиеса за перекрытие дороги бензовозам с топливом для строительства мусорного полигона по статье 20.2 КоАП. Каждый получил штраф в 5 тыс. руб., но троих из них признали виновными в неповиновении сотруднику полиции и оштрафовали еще на 500 руб. по статье 19.3 КоАП.

Защитником активистов был член Комитета защиты Вычегды Виктор Вишневецкий. Никто из активистов так и не признал свою вину, например, Константин Кореньков рассказал, что оказался на посту «Переправа» во время остановки бензовозов вообще случайно. Никого из обвиняемых не было видно и на видео, которое водитель бензовоза снял из кабины своей машины.
Столкновение с полицией на переправе по дороге на Шиес, 23 октября 2019 года
В этот же день суд рассматривал и дело Анны Щегорцовой. Ее единственную судили только по статье 20.2 КоАП. Женщина в суде рассказала, что в тот вечер приехала к активистам, чтобы отдать теплые вещи своему гражданскому мужу Олегу Сухареву, оштрафованному по тем же двум статьям. По данным активистов, по делу об этом перекрытии дороги для бензовозов было оштрафовано около 20 экоактивистов из Республики Коми и Архангельской области.

Но намного больше административных дел против экоактивистов было возбуждено за участие в митингах по статье 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). В Архангельске нескольких активистов обвиняют в «неоднократном нарушении» закона о митингах — за это предусмотрена уголовная ответственность (Андрея Боровикова из штаба Навального осудили по этой статье).

Суды в Архангельске, Архангельской области и Коми рассматривали такие дела пачками — по несколько в день и почти всегда с одним исходом — штраф от 1 тыс. до 20 тыс. руб. За одну только протестную акцию 7 апреля 2019 года активисты в Архангельске получили штрафы на общую сумму более 1 млн руб. Все штрафы активисты выплачивали либо с пожертвований, либо из личных средств. Какие-то штрафы им удалось оспорить.
Политические последствия
Антимусорные митинги, которые прошли за эти два года в Архангельской области и Республике Коми, называют самыми многочисленными за последние годы. А единые дни протеста против мусора и в поддержку Шиеса объединяли десятки регионов и городов. Уже на первых таких экологических акциях появились политические лозунги о смене власти — как региональной, так и федеральной. И если власти Архангельской области до последнего продолжали замалчивать свои планы, игнорировали запросы и противостояли жителям своей же области, то в Республике Коми чиновники считали, что проблема с Шиесом вообще не относится к их региону.

Затяжной конфликт вокруг строительства на Шиесе привел к отставке бывшего губернатора Архангельской области Игоря Орлова, который включил Шиес в число приоритетных инвестиционных проектов Архангельской области. Его рейтинг доверия среди жителей региона достиг минимального значения за все годы на посту. В апреле 2020 года он досрочно ушел в отставку, как и глава Республики Коми Сергей Гапликов. Москва не включила Шиес в свою территориальную схему обращения с отходами на ближайшие 10 лет.

В поддержку Шиеса и против строительства мусорного полигона активно выступали только депутаты Госсовета Коми от КПРФ, в числе которых был и Олег Михайлов, который стал «народным избранником» на должность главы Коми, но так и не был допущен до выборов. В Архангельске таким «народным избранником» был кандидат Олег Мандрыкин, но он, так же как и Михайлов, не смог пройти муниципальный фильтр и не участвовал в выборах на должность нового губернатора Архангельской области.
Что дальше?
В январе 2020 года Арбитражный суд Архангельской области обязал снести постройки, возведенные «Технопарком» на станции Шиес, признав их самостроем, но компания оспорила это решение в вышестоящей инстанции. Это стало точкой в судебном разбирательстве между администрацией Урдомы и «Технопарком», которое длилось больше года. В октябре «Технопарк» заявил о закрытии проекта на Шиесе и пообещал рекультивировать территорию к лету 2021 года.

Сотрудники ЧОП продолжают охранять технику и территорию. Активисты и сегодня продолжают ездить на Шиес, чтобы наблюдать, но уже не за ходом строительства, а за ходом рекультивации. По их словам, пока все действия «Технопарка» мало похожи на реальную рекультивацию.

Артём Кутловский
Складывается впечатление, что по статье 20.2 КоАП полиция может задержать вообще кого угодно, кто физически вышел на улицу в России. Так ли это, объясняет юрист Команды 29 Артём Кутловский

Читать
Вернуться к тексту
Складывается впечатление, что по статье 20.2 КоАП полиция может задержать вообще кого угодно, кто физически вышел на улицу в России. Так ли это?
Законодательство и до карантина содержало достаточно санкций, но государство ввело дополнительные административные и уголовные составы проступков, тем самым добившись еще большей репрессивности закона: в обилии «наказывающих» норм всегда найдется состав или даже их совокупность, что привело к еще большей произвольности в применении норм.

В этой связи не будет большим преувеличением сказать, что задержать можно кого угодно, кто вышел на улицу, но это не только из-за статьи 20.2 КоАП, хоть и применяемой весьма широко, однако касающейся все-таки именно нарушения порядка проведения публичных акций (или «скрытой формы коллективного публичного мероприятия», чем обозначают, например, пикетные очереди). Надо сказать, что эта статья применяется часто вкупе с коронавирусной статьей 20.6.1 за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности, последняя широко применяется и отдельно. И суды по этим делам учитывают активную роль граждан — активистов, например, штрафуют на большие суммы, хотя и так «политические» статьи КоАП предусматривают внушительные штрафы даже за первые нарушения, например с нижней планкой штрафа в 10 тыс. руб. для самых легких нарушений по статье 20.2. В этих условиях свобода выражения мнений и свобода собраний превратились в полную профанацию.