«Люди, не убивайте друг друга»
Как в Карелии переписывают историю Сандармоха — места массовых расстрелов жертв сталинских репрессий и преследуют историка, который его нашел
Спецпроект Команды 29 «Принуждение к лояльности»
1 июля 1997 года три историка, девочка-подросток, собака Веда и солдаты из ближайшей военной части обнаружили в Медвежьегорском районе Карелии захоронения времен массовых репрессий в СССР 1937–1938 годов. Уже 27 октября 1997 года там открылось мемориальное кладбище Сандармох. По инициативе общества «Мемориал» правительство Карелии и администрация района учредили в Сандармохе Международный день памяти — 5 августа. Каждый год туда приезжают потомки тех, кто был убит в годы сталинских репрессий.

Одним из тех историков был Юрий Дмитриев. В сентябре 2020 года Верховный суд Карелии отправил Дмитриева в колонию строгого режима на 13 лет по обвинению в насильственных действиях сексуального характера. Его друзья, близкие и коллеги уверены, что уголовное преследование Дмитриева — это продолжение борьбы российского государства с обществом «Мемориал», признанного «иностранных агентом», и своеобразная месть за расследование сталинских репрессий с публикацией имен палачей.

Мемориальное кладбище
«Сандармох* был найден благодаря работе двух поисковых команд. С конца 1980-х годов я и Вениамин Иофе занимались поиском пропавших на Соловках в 1937 году большого количества людей. Этот поиск шел постепенно, и к 1997 году по разным источникам мы вышли на Медвежьегорский район, на это место. Но что означает выйти на место по документам? Это значит выйти с точностью до одного квадратного километра. И вот мы вышли на 19-й километр от Медвежьегорска. И в этот момент, весной 1997 года, мы познакомились с Юрой [Дмитриевым]. Он многие годы вместе с Иваном Чухиным занимался поиском расстрелянных по приговорам „карельской тройки"», — вспоминала в разговоре с журналисткой Анной Яровой руководитель петербургского отделения общества «Мемориал» Ирина Флиге.

Именно она, Вениамин Иофе, Юрий Дмитриев, его дочь Катя и собака Веда нашли захоронения в лесу Медвежьегорского района. В администрации района поддержали экспедицию историков и попросили ближайшую военную часть помочь им руками для проведения вскрышных работ.

«И вот солдаты копают: одну пустую яму, другую, смеются при этом. Юра [Дмитриев] же сразу не поверил в то, что искать надо у карьера, который упоминался в каких-то документах. Он начал бегать кругами. И вот он приходит и говорит: «Кажется, я нашел!». И он показал нам два таких «блюдца» на грунте. Летом их очень хорошо видно: массовое захоронение проседает со временем. Мы переместились в это место с солдатиками, они так же бодро копают, хихикая.
И вдруг они как на пружинах выпрыгнули из двухметровой ямы (захоронение было глубокое очень) в ужасе. В этот же день мы вызвали прокуратуру, все оформили как массовое захоронение», — рассказала Флиге.
В 2016 году Фонд Иофе создал сайт мемориального кладбища, где любой желающий может просмотреть список из 6241 имени людей, которых расстреляли в этих местах.

Отдельно историки составили список памятных табличек, которые разместили на деревьях, крестах и памятных столбах родственники и близкие люди репрессированных. Некоторые таблички устанавливал лично Юрий Дмитриев, а после того, как историка поместили в СИЗО, — его группа поддержки.
День памяти жертв политических репрессий в Сандармохе, 30 октября 2018 года
«Здесь, в Сандормохе, в годы Большого террора казнены 5130 жителей Карелии и заключенных Беломоро-Балтийского лагеря, осужденных к высшей мере наказания в ходе так называемых массовых операций НКВД. Осенью 37-го здесь же был расстрелян „соловецкий этап" — 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения», — сказано на сайте о мемориале.

«Василий Данилович Алешин, уроженец и житель деревни Мунозеро Заонежского района Карельской АССР, работал счетоводом в колхозе. Арестован 6 марта 1938, расстрелян 3 апреля 1938 в урочище Сандормох», — так выглядит короткая биографическая справка о тех, кого убили в этих местах. В конце девяностых годов прошлого века дочь Василия Алешина Елизавета Васильевна карандашом написала на типовом мемориальном столбе в Сандормохе имя отца. Позже на мемориальном кладбище появился крест с эмалированной табличкой и фото Василия Даниловича.
«Бабушки должны знать места погребения своих погибших, я для этого буду все делать», — так, по воспоминаниям историка Анатолия Разумова, Юрий Дмитриев описывал суть своей работы по возвращению имен репрессированных.
«Здесь покоится Николай Николаевич Виноградов. Спустя 75 лет его впервые поминают сотрудники заповедника „Кивач"», — сказано на другой табличке в Сандормохе с подробной биографией этнографа и фольклориста Николая Виноградова. С 1932 года он работал старшим научным сотрудником заповедника «Кивач». В 1937 году был арестован, а в январе 1938 года — расстрелян. Реабилитировали Виноградова в 1963 году.

Еще в 1998 году на входе в мемориальное кладбище по инициативе общественности и правительства Карелии установили памятник жертвам политических репрессий. На нем надпись «Люди, не убивайте друг друга».
Дело Дмитриева
Криминальная история руководителя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева началась в конце 2016 года. У него провели обыск 13 декабря, изъяли компьютер и мобильный телефон. Самого Дмитриева задержали. В этот день 11-летняя приемная дочь историка Наташа не вернулась домой из школы. Девочку забрали органы опеки, до этого дня она восемь лет прожила в семье Дмитриева.

Как рассказывал сам Дмитриев, в конце ноября его вызвали в полицию. Он предполагает, что пока его не было дома, там кто-то был и включал компьютер.

По версии карельского управления СКР, в период 2012–2015 годов Дмитриев «неоднократно совершал фотосъемку обнаженной малолетней приемной дочери, с которой проживал совместно, в целях изготовления порнографических материалов». На тот момент 61-летнему историку предъявили обвинения в соответствии с пунктом «в» части 2 статьи 242.2 УК РФ. Его также заподозрили в совершении развратных действий без применения насилия (статья 135 УК РФ) и незаконном хранении огнестрельного оружия (статья 222 УК РФ) из-за найденных у него фрагментов охотничьего ружья.
Защита Дмитриева заявила, что при помощи фотографий историк вел дневник здоровья приемной дочери для органов опеки. Снимки лежали в папке «Здоровье». В интернет эти фотографии, по словам Дмитриева, он не выкладывал и никому не показывал.
В эфире телеканала «Россия-24» в январе 2017 года вышел репортаж «Что скрывает общество „Мемориал"». В нем были показаны фотографии приемной дочери Дмитриева, из-за которых его задержали. А также сообщалось об иностранном финансировании общества. Ведущий программы также озвучил версию, что Дмитриев обменивался снимками дочери в даркнете, но оговорился, что такая информация не подтвердилась. Адвокат историка Виктор Ануфриев заявил, что была нарушена тайна следствия. В сентябре 2020 года «Россия-1» снова показала снимки девочки из закрытого уголовного дела. Депутаты фракции «Яблоко» в заксобрании Карелии Эмилия Слабунова и Иван Гусев направили обращение председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину с требованием провести проверку из-за публикации снимков.

К июню 2017 года дело Юрия Дмитриева передали в суд, который проходил в закрытом режиме. Пока Дмитриев находился в СИЗО, в Петрозаводске прошли пикеты, а в социальных сетях опубликовали видеоролики в его поддержку. В акции приняли участие музыкант Борис Гребенщиков, актер Евгений Цыганов, писатели Денис Драгунский, Владимир Войнович и Дмитрий Быков, режиссер Андрей Звягинцев.
Юрий Дмитриев у здания Петрозаводского городского суда
Центр социокультурных экспертиз провел исследование 144 фотографий из компьютера Юрия Дмитриева. Девять из них эксперты сочли порнографическими. Позже федеральный департамент независимой судебной экспертизы Санкт-Петербурга в рамках судебного процесса провел повторную экспертизу снимков и не нашел в них порнографии.

Дмитриева отправили на психиатрическую экспертизу в Москву. Она подтвердила, что мужчина — не педофил. В январе 2018 года его отпустили из изолятора под подписку о невыезде.

«Спасибо, что верили. Ну что делать? Погода бывает разная. Надеюсь, что в нашей стране будет и нормальная погода, когда не надо будет прятаться под зонтиком. Когда нас не будут, скажем так, прятать под разные крыши», — сказал Дмитриев в первом интервью после выхода из СИЗО.

Прокурор запросила для Дмитриева девять лет колонии. Заседание, где историк выступил с последним словом, проходило в закрытом режиме, но коридоры суда заполнила группа поддержки и журналисты. Дмитриев сказал, что невиновен, и продемонстрировал суду трогательное письмо от приемной дочери, которую после задержания приемного отца отдали под опеку родной бабушки.
Люди, пришедшие на заседание по делу Дмитриева. Март 2018 года
Судья Петрозаводского городского суда Марина Носова 5 апреля 2018 года вынесла Юрию Дмитриеву оправдательный приговор по двум статьям обвинения. Его признали невиновным в производстве порнографических материалов с изображением несовершеннолетних и совершении развратных действий без применения насилия.

По статье «Незаконное хранение огнестрельного оружия» судья назначила наказание в 2,5 года ограничения свободы — с учетом времени, проведенного в СИЗО, он должен был освободиться через три месяца.

Спустя неделю бабушка приемной дочери Дмитриева и прокурор подали жалобы на решение суда. В июне 2018 года Верховный суд Карелии отменил оправдательный приговор по делу об изготовлении порнографии из-за «вновь открывшихся обстоятельств».
СКР возбудил в отношении Дмитриева новое уголовное дело — о «насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего». Его опять задержали и поместили в СИЗО.
С учетом российских законов писать об этом деле и объяснять читателям, в чем конкретно обвиняют Юрия Дмитриева, журналистам было довольно сложно. Закон защищает детей — жертв преступлений. СМИ могут подвергнуть блокировке за детали о несовершеннолетней жертве преступления, которые могут идентифицировать личность. Журналист «Новой газеты» Никита Гирин много писал об этом деле, в своих статьях он дает цитаты из материалов дела.

«Примерно после второго класса ребенок стал писаться, на каникулах я решил провести полное обследование в республиканской больнице. Ребенок был помещен в республиканскую больницу, где у него проведено полное обследование и лечение, что помогло, и ребенок стал писаться несколько раз в год.

Что касается предъявленного мне обвинения, хочу пояснить, что я мог трогать за одежду и мог залазить под одежду, когда одежда была сырая, то есть когда ребенок писался. У нас почти с первых дней существовала традиция: перед сном ребенок приходит, и мы желали ему спокойной ночи, ребенок прибегал ко мне в комнату, забирался на колени, и мы с ней общались о прошедшем дне. Она рассказывала мне обо всем, с кем подружилась, с кем общалась, я также рассказывал ей о том, как прошел день у меня. Мы признавались друг другу в любви, и я укладывал ее спать.

После того как жена ушла от меня, общение в таком духе с дочерью продолжалось. В какой-то из дней, утром, когда [дочь] пришла ко мне и как обычно села ко мне на колени, я почувствовал запах мочи, я понял, что она описалась. Естественно, я потрогал руками трусики и спереди, и сзади в области половых органов, я понял, что ребенок описался, после чего мы пошли мыться. Такое было несколько раз в неделю до помещения ее в республиканскую больницу по поводу ночного энуреза», — так Юрий Дмитриев объяснял слова дочери о том, что он трогал ее (цитата из публикации «Дело Дмитриева. Раскопки»).

Выписка из больницы подтвердила слова Дмитриева о проблемах девочки со здоровьем.
Суд решил снова направить историка на сексологическую и психиатрическую экспертизу, на этот раз в Санкт-Петербург. Специалисты петербургской больницы №6, как и их коллеги из института имени Сербского, выяснили, что Дмитриев — не педофил.
В июле 2020 года Петрозаводский городской суд снова рассмотрел дело Дмитриева. Он был признан невиновным в развратных действиях без применения насилия, изготовлении порнографии и хранении оружия. Суд даже признал за ним право на реабилитацию.

По новому обвинению в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего историка приговорили к 3,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Дмитриев должен был выйти на свободу в середине ноября, так как уже отсидел два года и два с половиной месяца. Предстояла апелляция.

«Опасаясь необъективности Верховного суда Республики Карелии по делу Юрия Дмитриева, просим Вас, Анатолий Владимирович, передать это дело на рассмотрение суда любой другой области, республики или края Российской Федерации.

А тем, кто все это грязное дело затеял, мы бы хотели сказать только одно: можно сломать жизнь историку Дмитриеву, его приемной дочери, всем его близким, но невозможно уничтожить или изъять из оборота историческую правду. Она выживет при любых обстоятельствах и напомнит о себе», — с таким письмом к председателю Верховного суда Республики Карелии Анатолию Наквасу обратились более двухсот подписантов, среди которых актеры, режиссеры, ученые, правозащитники, деятели культуры, политики и жители Петрозаводска.

В суде заявили, что у общественности нет права просить о переносе судебного процесса в другой регион. А уже 29 сентября Верховный суд Карелии ужесточил наказание Юрию Дмитриеву. По новому решению за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего вместо 3,5 лет заключения историк должен провести в колонии строгого режима 13 лет. Кроме того, суд отменил оправдательный приговор по другим пунктам обвинения. Дело рассматривали без адвоката Дмитриева Виктора Ануфриева, который оказался на карантине по коронавирусу. В процессе присутствовал защитник по назначению Артём Черкасов.

В ноябре 2020 года Петрозаводский городской суд начал пересмотр дела Дмитриева в части обвинений в развратных действиях, изготовления порнографии и хранения оружия.
Альтернативная история
Параллельно с уголовным преследованием Юрия Дмитриева развивалась история с новой версией происхождения захоронений в Сандармохе. Хронологию этих событий приводит журналист Анна Яровая в расследовании «Переписать Сандармох», подготовленном для «7x7».

За полгода до ареста Дмитриева — в июле 2016 года — в финской газете «Калева» вышла статья «Большая часть военнопленных погибла в лагерях во время Войны-продолжения» (Iso osa sotavangeista kuoli jatkosodan leireillä) историка из Петрозаводска Юрия Килина. В ней автор допускает, что Сандармох мог быть местом захоронения советских военнопленных — заключенных финских лагерей в районе Медвежьегорска.
Как пишет Яровая, через две недели на сайте федеральной газеты «Известия» вышел материал «Данные „Мемориала" о репрессиях в Карелии могут быть пересмотрены». Сейчас этот материал на сайте издание недоступен, но в сети осталась перепечатка.
Чуть позже в эфир вышел сюжет на телеканале «Звезда» под названием «Вторая правда концлагеря Сандармох: как финны замучили тысячи наших солдат», авторы которого рассказывают, что финны «не придумали ничего нового, использовали бывший расстрельный полигон для советских политзаключенных».

«Согласно предоставленным телеканалу «Звезда» ФСБ России архивным материалам, в могилах Сандармоха находят и массовые захоронения советских военнопленных, находившихся в финских концлагерях в годы Великой Отечественной войны. Они содержались в тех же бараках, что и политические заключенные, и были убиты или замучены в огромных количествах (по разным данным здесь погибло от 19 до 22 тысяч военнопленных). Так что неизвестно, чьих костей здесь больше. Вероятно, что теперь, после обнародованных результатов исследований, свидетельствующих о том, что тысячи останков принадлежат военнопленным, замученным финскими оккупантами, историческая справедливость восторжествует», — говорится в публикации на сайте телеканала Минобороны РФ.

В августе 2016 года на День памяти в Сандармохе не приехали представители карельского правительства и сотрудников администрации Медвежьегорского района. Такого раньше не было.

В сентябре этого же года директор Института истории, политических и социальных наук Петрозаводского госуниверситета Сергей Веригин выступил на научной конференции, по итогам которой в «Вестнике университета Дмитрия Пожарского» вышла статья «Сандормох: есть ли в расстрельных могилах советские военнопленные?»

«Я не бросаю тень на захоронение политических заключенных. Сандармох — это действительно центр захоронения жертв сталинских репрессий, политических репрессий конца 30-х годов, одно из самых крупных на Севере. Просто мы высказали мнение, что, возможно, в этих могилах могут быть захоронены наши военнопленные.
Нужно просто провести работы, и если мы гипотезу подтвердим, то там, где стоят памятники репрессированным, мы поставим и памятник нашим военнопленным», — рассказал Веригин в беседе с «7x7».
При этом он заявил, что речь может идти не о тысячах, как это было подано в сюжете «Звезды», а сотнях убитых в Сандармохе военнопленных.

Летом 2018 года в Сандармохе начались раскопки Российского военно-исторического общества. Как сказано на сайте организации, экспедицию организовали «по обращению правительства Республики Карелии и руководства Медвежьегорского районного музея». В РВИО объяснили, что пытаются проверить гипотезу ученых о том, что в Сандармохе похоронены и военнопленные финских лагерей.

«Я обратился официально в Следственный Комитет Республики Карелии и получил материалы антропологической и баллистической экспертизы по итогам экспедиции. Было исследовано два вида пуль: 7,63 мм и 7,65 мм. Данные патроны использовались в нескольких видах оружия. Самыми распространенными из них являются «Маузер С96» (1896 года) и «Браунинг М» (1903 года). Финская армия использовала это вооружение в годы Второй мировой войны, в том числе и на территории оккупированной Карелии. В ходе экспедиции были обнаружены останки 5 человек, в том числе одной женщины. Трое из них были захоронены вместе и двое по отдельности. Антропологическая экспертиза показала, что это люди разных возрастов. Они были одеты (это важно, так как жертв политических репрессий перед расстрелом, как правило, раздевали). Может быть, это были партизаны или местные жители, которые сотрудничали с партизанами. Экспертиза подтверждает нашу научную теорию, что наряду с политическими заключенными в районе Сандармоха могли быть захоронены и погибшие советские военнопленные. На мой взгляд, нужны дальнейшие исследования», — рассказал Сергей Веригин на пресс-конференции по итогам первых раскопок в Сандармохе.

В беседе с газетой «Коммерсантъ» историк, хранитель Музея Сахаровского центра Наталья Самовер рассказала, что в других захоронениях политрепрессированные были в одежде, например в челябинской Золотой горе, в Катыни под Смоленском. По данным специалиста, именно по состоянию сохранившихся вещей эксперты определяли время года, когда был проведен расстрел.
Раскопки РВИО в Сандармохе, 2019 год
Через год поисковики из РВИО вернулись в Карелию и продолжили раскопки. Как следует из ответа местного управления СКР на обращение депутатов Заксобрания Карелии от «Яблока» Эмилии Слабуновой и Ивана Гусева, в ведомство на экспертизу были переданы останки 20 человек. Ранее Российское военное историческое общество сообщало, что в 2018 году были найдены останки 5 человек, а в 2019 году — 12.

«Следственное управление, ссылаясь на результаты экспертных исследований, до сих пор никому неизвестных, и принятые процессуальные решения, сообщило о намерении захоронить останки в Медвежьегорском районе Карелии. Об этом же в ответе на аналогичное обращение «Яблока» сообщил глава республики Артур Парфенчиков. Однако, как следует из ответа Парфенчикова, в результате экспертизы личности останков так и не были установлены», — рассказали в карельском отделении «Яблока».
В День рождения Юрия Дмитриева — 28 января 2020 года — в Петрозаводске прошла презентация книги историка «Место памяти Сандармох», которую он написал в СИЗО. Ранее книгу презентовали в Москве и Санкт-Петербурге.
«В Сандармохе стоят национальные памятные знаки. Их уже больше десятка, но это только начало. Я твердо убежден: человек, знающий историю своей семьи хотя бы до седьмого колена, почитающий предков, способен выстроить свои отношения с государством на совершенно иных принципах, чем ныне. Не человек для государства, а государство — для человека. В этом направлении я тружусь. Тем и неугоден», — написал Юрий Дмитриев в предисловии к книге (текст опубликован на сайте проекта «Бессмертный барак»).
На следующий день, 29 января, в Научной библиотеке Петрозаводского государственного университета состоялась презентация книги «Загадки Сандармоха. Что скрывает лесное урочище (часть 1)», написанной профессором Сергеем Веригиным и журналистом Армасом Машиным. Со вступительным словом выступил доктор исторических наук Юрий Килин, который первым выдвинул гипотезу о захоронениях военнопленных в Сандармохе.

Присутствовавшие на презентации жители города вспомнили о Юрии Дмитриеве, который много лет изучал документы и публиковал имена тех, кто захоронен в Сандармохе.

— Книга на самом деле не про Дмитриева, — заявил Армас Машин.

— Мне в общем понятно, что должна быть книжка и с точки зрения наследников палачей НКВД, которые хотят как-то передернуть это все, замазать, наврать. Мы — плотники, и, наверное, наши предки придумали «написано пером — не вырубить топором». Но вот зачем это все вам? Ведь это все потом всплывет.
«Мне кажется, что проще было бы набрать ведро какашек собачьих и кошачьих и просто бросать ими в людей. Это проще было бы объяснить, чем маленькой книжкой гадить мозги», — поставил авторам книги на вид еще один участник презентации Сергей Филенко.
Килин заявил, что позицию Филенко не разделяет, а Машин назвал дискуссию «колоритной». Книга «Загадки Сандармоха», состоящая из 90 страниц, продается в книжных магазинах Санкт-Петербурга за 300 рублей.

Кандидат исторических наук, доцент Петрозаводского государственного университета Ирина Такала написала рецензию на книгу Веригина и Машина, в которой раскритиковала умение авторов работать с документами (обзор можно прочитать на сайте «7x7»). Такала также пишет, что авторы не отвечают читателям на вопрос, который задают в названии книги. Вероятно поэтому на обложке издания сказано, что это лишь первая часть.

В конце прошлого года председатель партии «Яблоко» Николай Рыбаков выступил с предложением создать общественную коалицию «Сандармох», которая бы продолжила работу историка Юрия Дмитриева.

«Мы считаем, что реальной причиной уголовного преследования Юрия Дмитриева является его работа по сохранению памяти расстрелянных в Сандармохе и публикация имен палачей. Это значит, что нам нужно приложить все усилия, чтобы о Сандармохе узнали гораздо больше людей, чем знали о нем до ареста Дмитриева», — заявил Рыбаков после посещения мемориального кладбища.

Защита Юрия Дмитриева намерена обжаловать приговор Верховного суда Карелии, который отправил 64-летнего историка на 13 лет в колонию строгого режима. В декабре прошлого года историка заочно наградили международной премией «За права человека и верховенство права».

Валерия Ветошкина
Оправдательные приговоры для российских судов — большая редкость. Но Петрозаводский городской суд дважды признавал Юрия Дмитриева невиновным по разным статьям УК РФ. Говорит ли это о том, что российские суды стали чаще оправдывать? Объясняет юрист Команды 29 Валерия Ветошкина

Читать

Вернуться к тексту
Оправдательные приговоры для российских судов — большая редкость. Но Петрозаводский городской суд дважды признавал Юрия Дмитриева невиновным по разным статьям УК РФ. Говорит ли это о том, что российские суды стали чаще оправдывать?
Нет, к сожалению, одно конкретное дело не свидетельствует о том, что в России стали чаще выносить оправдательные приговоры. Об этом довольно ярко говорит и наша статистика, собранная осенью 2020 года. Итоговых цифр за оба полугодия 2020 года в открытом доступе еще пока нет, но все происходящее показывает нам, что улучшений ждать не стоит.

В целом, российскому уголовному процессу действительно присущ обвинительный уклон — почему-то правоохранители думают, что оправдательный приговор или прекращение уголовного дела (или уголовного преследования) по реабилитирующим основаниям — это крах всей их работы и бесполезно потраченные ресурсы государства. Более того, следствию проще не направлять материалы, которые теоретически могут быть положены в основу оправдательного приговора, в суд, а прекратить производство по делу на досудебной стадии.

Тоже самое с судами — некоторые судьи почему-то боятся выносить оправдательные приговоры, а предпочитают возвращать уголовное дело прокурору, чтобы там оно и потерялось.

Поэтому дело историка Юрия Дмитриева, хоть и очень резонансное, но, на мой взгляд, абсолютно не показательное для общей статистики.
Разные авторы используют разное написание названия места расстрелов Сандармох и Сандормох. Как объяснили в «Мемориале» оба варианта допустимы, так как лингвисты не выяснили значение топонима.